Почему падение потребления рыбы — больной вопрос, который придется решать государству и бизнес-сообществу вместе

Продвижение русской рыбы как национального бренда — стратегически важная задача, связанная в том числе с продовольственной безопасностью страны. Санкции показали: институты развития внутреннего рынка в России малоэффективны. За три десятилетия мировая конъюнктура сформировала рынок экспортеров, которые диктуют свои условия, не соблюдают баланс интересов, а в итоге страдают потребитель и государство в целом.

Лого ЕвроМедиа

Сегодня даже крупные игроки рынка констатируют: рыбная отрасль в России сильно отстает не только в плане развития индустрии, но и в плане потребления. И это несмотря на то, что уловы рыбаков остаются высокими: в 2021 году добыли более 5,05 млн тонн рыбы, что на 1,5% выше показателя 2020 года. В этом году о дефиците рыбы тоже говорить не приходится: все крупные рыбохозяйства переориентируются на внутренний рынок либо осваивают рынки Азии. Как ни парадоксально, в нашей стране рыбные продукты, несмотря на их изобилие, большим спросом не пользуются, и россияне уже много лет предпочитают рыбе мясо. Так и вспоминаются слова золотой рыбки из сказки Пушкина: «Отпусти ты, старче, меня в море». Об этом сообщает журнал «Вестник АПК».

Еще в январе 2022 года Рыбный союз привел тревожную статистику: потребление рыбы россиянами с 2019 года сократилось на 2 кг — с 15,3 до 13,3. Норма потребления рыбы на душу населения в год, согласно предписаниям Минздрава РФ, должна составлять не менее 22 кг. Эта же норма прописана и в утвержденной Правительством РФ в 2019 году Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года. В Рыбном союзе также посчитали, что в корзине наших сограждан доля расходов на рыбопродукты составляет порядка 2%. Расходы с каждым годом растут, но не за счет увеличения объема потребления, а из-за роста цен на рыбу, которая дорожает опережающими темпами.

Впрочем, есть и другая версия, согласно которой россияне рыбу очень даже любят. Например, по данным Россельхозбанка, потребление рыбы в стране только растет: в 2020 году россияне ели 20 кг на человека в год, а к 2024 году потребление может и вовсе достигнуть 24 кг. А если верить цифрам Росстата, то уже в 2020 году была достигнута норма потребления — 22 кг на человека. В главном отраслевом ведомстве — Росрыболовстве — похоже, тоже склонны доверять данным Росстата и связывают положительную динамику «с высоким уровнем насыщения внутреннего рынка отечественной продукцией».

Но почему же такая разница в цифрах? По мнению сотрудника Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Людмилы Скульской, государственные статистики учитывают потребление рыбы в живом весе, а не в товарном, как это делается во многих странах. «Человек съел 1,0 кг филе минтая, а по данным Госкомстата РФ он потребил рыбы 1,692 кг, — объясняет ученый. — Поэтому сопоставление данных по потреблению рыбы с другими странами, учитывающими потребление не в живом, а в товарном весе, некорректно по отношению к собственному населению страны. То есть население должно к 2030 году научиться потреблять рыбу в сыром виде с головой и хвостом, костями, кожей, чешуей и кишками, которые в среднем составляют 50% от товарного веса рыбы (без головы и потрошеной)».

По данным опроса Центра социального проектирования «Платформа», главными барьерами на пути к потреблению рыбы россияне называют высокую стоимость продукта (на цены жаловались больше 70% респондентов) и при этом его низкое качество (очевидно, речь идет о продукции с низкой себестоимостью). Наконец, многим, особенно молодым гражданам, банально лень самим чистить, потрошить и готовить рыбу дома, что говорит об отсутствии культуры потребления. Но за всем этим кроются и другие, более фундаментальные проблемы.

Эти проблемы как раз и стали предметом обсуждения на отраслевой сессии Восточного экономического форума в сентябре. Курирующие отрасль чиновники и представители всей товаропроизводящей цепочки поговорили о том, что нужно сделать, чтобы обеспечить расширение рынков сбыта для рыбной продукции и повысить уровень ее потребления внутри страны с учетом внешних и внутренних вызовов.

Первый докладчик, руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, заверил присутствующих, что рыбная отрасль в целом успешно справилась с новыми условиями. Но сделал оговорку, что в разных регионах есть своя специфика: если на Северном бассейне возникли проблемы с логистикой, то есть с ограничениями по поставкам продукции, которые ввели недружественные страны, то на Дальнем Востоке адаптация к новому санкционному режиму прошла намного безболезненнее. «Ковидный период стал для нас подготовительным этапом, и уже тогда мы определили важные направления работы: выстраивание другой логистики, поиск новых рынков, возможность работы в новых, стрессовых условиях, — сказал чиновник. — Важно, что в 2018 году был запущен механизм инвестиционных квот. Когда мы достроим все наши суда, все рыбоперерабатывающие заводы, мы, конечно же, будем полностью адаптированы и будем являться одними из лидеров в мировом рыбном хозяйстве».

Столь радужным перспективам (снова сделал оговорку Илья Шестаков) может серьезно помешать сильная зависимость от импорта. «Многие иностранные поставщики отказались продавать оборудование для наших рыбопромысловых судов, — сказал он. — Совместно с Минпромторгом нам предстоит решить много задач, связанных и с проектированием судов, и с поиском альтернативных поставщиков».

Рассуждая о перспективах на внутреннем рынке, глава Росрыболовства отметил, что ведомство «часто обсуждает этот вопрос с бизнесом». «У нас, к сожалению, как всегда, пока гром не грянет, мужик не перекрестится, — посетовал Илья Шестаков. — С внутренним рынком мы недостаточно работаем, мы можем начать здесь поставки той продукции, которая раньше для него не была приоритетной. Также мы видим много перспективных рынков для экспорта». Зато выступавший следом заместитель главы Минпромторга РФ Виктор Евтухов был более предметным. По словам замминистра, отечественные верфи получили большой заказ от российских компаний, которые участвуют в инвестиционной программе «квоты под киль». Общий портфель заказов составляет 105 судов: 9 ед. сдано, еще 9 будет сдано в этом году, 70 ед. находятся в процессе строительства (это 38 рыболовов и 32 краболова), по остальным ожидается подписание контрактов. Верфи серьезно отстают по срокам со строительством судов. А из-за того, что конкуренция на эти заказы была высока, многие договоры оказались «кабальными». Замминистра уточнил, что более 60% оборудования на российских судах — импортное. Обвинять в этом верфи не стоит, уверен Виктор Евтухов: все стремились поставить на судна самое лучшее оборудование. «Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Если мы хотим строить суда сами, другого выхода у нас нет — нам необходимо существенно вкладываться в судостроение. А пока заказчики говорят, мол, строить за рубежом, в Китае или даже в Турции дешевле, чем у нас в России. Мы сейчас вынуждены вместе искать пути, чтобы технологическую зависимость преодолеть. Какое-то оборудование уже сейчас готовы поставлять российские предприятия. Всего же в перечне критического импорта более 60 позиций. От правительства в течение трех лет будут выделяться средства для того, чтобы эти критические позиции заместить. Там есть в том числе первые 7 млрд, которые были заложены в бюджет, — это как раз на импортозамещение для рыбопромысловых судов. Есть проблема и с пропульсивным комплексом. Но думаю, что с двигателями с помощью «Трансмашхолдинга» быстрее разберемся, в программе у компании — обеспечить нас 7-мегаваттными двигателями до 2025 года, даже до 2024 года, если все достаточно оперативно пойдет». Также Виктор Евтухов сообщил о попытках договориться с Минфином об увеличении субсидии на строительство рыбопромысловых судов на Дальнем Востоке с 20 до 28%.

Важным стало выступление Ольги Наумовой, генерального директора Русской рыбопромышленной компании (РРПК), являющейся одним из лидеров по добыче минтая на мировом рынке. Она обратила внимание на то, что почти 2/3 всей рыбы в России добывается в Дальневосточном бассейне, который находится достаточно далеко от основных центров потребления.

«Цепочка поставок между рыбохозяйственным бассейном и полкой магазина — это основная проблема внутреннего рынка», — сказала гендиректор РРПК, подчеркнув, что у российского рыбохозяйственного комплекса есть в нынешних условиях большие перспективы развития и экспорта, и внутренних поставок, а активные инвестиции в создание широкой линейки качественных продуктов высокой степени переработки позволят эти возможности реализовать и вывести рыбную отрасль РФ на новый уровень.

В России добытчики минтая, по словам Ольги Наумовой, всегда производили продукцию низкой степени переработки. Однако новые вызовы требуют развития продуктовой линейки и инвестиций в такое развитие. Это открывает перед оте-

чественными рыбопромышленниками широкие перспективы как на устоявшихся рынках, так и на новых. «Наиболее перспективный, развивающийся экспортный блок — это, конечно же, Азия. Сегодня более 60% общего потребления рыбы — это именно азиатские страны», — считает Ольга Наумова.

Кстати, о проблемах с логистическими цепочками недавно сказал (не в рамках форума) и управляющий владивостокского холдинга «Доброфлот» Александр Ефремов. По его словам, затраты на топливо занимают до 40% в структуре себестоимости продукции. А топливо — основной российский экспортный товар — подорожало на мировых рынках за полгода в полтора раза. На Дальнем Востоке ситуация осложняется и тем, что есть определенные ограничения по его поставкам из других регионов.

Если подытожить вышесказанное, то перед рыбной отраслью сегодня стоят задачи по техническому перевооружению и обновлению флота, выстраиванию новых цепочек до потребителя и популяризации рыбной продукции. Как видно, в конечном счете все упирается в чисто маркетинговые проблемы.

Гендиректор РРПК Ольга Наумова предлагает оглянуться на советский опыт. «В СССР были предприятия, полностью отвечавшие за вылов, производство и переработку продукта в филе и консервы, а дальше — за продвижение этого продукта до мест проживания населения и пропаганду полезности потребления рыбы. Были рыбные дни, в школе обязательно кормили рыбными котлетами. Была сеть магазинов «Океан», а наши бабушки и мамы знали, что рыбная котлета и рыбий жир — это полезные вещи. Работало все — маркетинг, холодная цепочка дистрибуции и конечная специализированная торговля. Но содержать такую цепочку, не мультипродуктовую, а конкретно рыбную, от рыбалки до полки, сегодня дорогое удовольствие. В 1990-е годы все было разрушено: потребление рыбы упало, потому что не было цепочки, не было маркетинга, это стало неинтересно», — говорит гендиректор РРПК.

Возможно ли выстроить заново эти цепочки? Гендиректор убеждена, что ни одна коммерческая компания в одиночку это не потянет: нужно иметь государственную программу, субсидирующую маркетинг. Мешают и административные барьеры.


Читайте также:

В России в 2023 году могут запустить аналог «Википедии»

В Волгограде завершается строительство радиологического корпуса онкодиспансера

Reuters: Мировые акции показывают самые низкие годовые показатели с 2008 года

Читайте также: