Топ-30 вузов России по количеству молодых ученых

Национальным проектом «Наука» определено, что уже к 2024 году не менее половины ученых в стране будут находиться в возрасте до 40 лет (в 2019 году таковых было лишь 43,3%)

Лого ЕвроМедиа
Опрошенные в ходе исследования аналитического центра холдинга «ЕвроМедиа» топ-менеджеры российских вузов отмечают усиливающуюся роль молодых ученых — в преподавании, в публикационной активности, научных изысканиях, регистрации изобретений и патентов. При этом, по их мнению, система поддержки только начинающих свою карьеру специалистов нуждается в существенной корректировке как на уровне правительства, так и на местах.
Молодым ученым нужно не только поднимать зарплаты, но и обеспечивать интересные возможности для исследований и внедрения результатов своей работы, получения научных степеней, карьерного роста и решения бытовых проблем.

Существенное внимание, которое за последние годы российские власти оказывают отечественной системе высшего образования, подкрепленное в том числе соответствующим бюджетным финансированием, сделало ее привлекательной для собственных выпускников. Национальным проектом «Наука» определено, что уже к 2024 году не менее половины ученых в стране будут находиться в возрасте до 40 лет (в 2019 году таковых было лишь 43,3%). Согласно описательной части нацпроекта, в ход идет не только прямое финансирование в виде зарплат, надбавок, грантов, но и новое оборудование, возможность участия в интересных проектах, улучшение условий труда и т. д.

– Как правило, молодой специалист, выбирая после окончания обучения свой дальнейший жизненный путь, руководствуется двумя соображениями: интересом к какой-либо конкретной области деятельности и финансовыми мотивами. К сожалению, сегодня часто бывает, что молодые ребята, увлеченные наукой, попросту не могут позволить себе заниматься ею по финансовым соображениям: ни для кого не секрет, что зарплаты в бизнес-структурах гораздо выше, чем в науке», — отметил в беседе с нашим журналом заместитель проректора Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, профессор кафедры молекулярной биологии биологического факультета Петр Каменский. — В принципе, эффективно занимаясь наукой, вполне реально через несколько лет выйти на приемлемый уровень доходов, но ведь эти первые несколько лет тоже нужно как-то прожить. Получается, что единственно возможный способ мотивировать молодых специалистов на продолжение научной деятельности — повышение общего уровня финансирования науки и установка конкурентоспособных базовых окладов молодых ученых, сравнимых с таковыми в организациях реального сектора.

Гранты, надбавки, жилье. Все эксперты, опрошенные в ходе подготовки рейтинга «Ведущие вузы России по количеству молодых ученых», отметили, что в их учебных заведениях действуют особые условия для молодых преподавателей и сотрудников. К примеру, в Тульском государственном университете молодые ученые имеют возможность участвовать в выполнении федеральных грантов, в том числе «РФФИ. Аспиранты», президентских грантов, грантов правительства региона. Сам вуз также вкладывается в молодых сотрудников: есть гранты ректора, различные премии, в том числе «Лучший молодой преподаватель» и т. д., подключает молодежь к выполнению хозрасчетных договоров, государственного задания. Кроме того, как отмечает и.о. проректора ТулГУ по научной работе Андрей Маликов, создающаяся в рамках нацпроектов новая инфраструктура также по большей части находит кадровое обеспечение среди молодых сотрудников. «В 2021 году в рамках реализации национального проекта «Наука и университеты» у нас созданы 4 научные лаборатории под руководством молодых ученых, в которых трудоустроены 52 научных сотрудника, из них 36 — молодые ученые в возрасте до 35 лет, средний возраст сотрудников — 29 лет», — рассказал Андрей Маликов.

Более 40% кадрового состава Донского государственного технического университета составляют молодые ученые, сообщил ректор ДГТУ Бесарион Месхи.

– Оценивая их вклад в научно-образовательную деятельность вуза, будет правильно отметить особенности их деятельности. Молодые сотрудники являются самым передовым и восприимчивым к инновациям звеном НПР. Они всегда на острие новейших научных разработок, модернизации образования и обновления кадрового состава, – комментирует Бесарион Месхи.

Он подчеркивает, что практически во всех научных исследованиях, проводимых в ДГТУ в рамках бюджетных программ, грантов и внебюджетного финансирования, молодые ученые выступают ведущими или ключевыми исполнителями, в значительном количестве грантов РФФИ и РНФ являются руководителями научных работ. В ДГТУ реализуется ректорская программа кадрового резерва, которая обеспечивает сопровождение перспективных молодых специалистов по научным, образовательным и административным траекториям, предоставляя им различные льготы и стимулы.

Проректор по образовательной деятельности Санкт-Петербургского горного университета Дмитрий Петраков рассказал, что в СПбГУ реализуется специально разработанная система мотивации для молодых сотрудников, которая, например, включает в себя выплаты разовых «подъемных» для успешно защитивших кандидатские диссертации и трудоустроенных в структуры вуза. Также защитившимся ученым доступен специальный грант, предусматривающий дополнительные выплаты в течение трех лет.

– С нынешнего года мы также запустили систему научных и образовательных инкубаторов, которая позволяет молодым ученым при дополнительной финансовой поддержке выстроить систему научной работы с конкретным промежуточным конечным результатом. Это публикации в международных журналах, индексируемых международными наукометрическими базами Scopus и Web of Science с дальнейшим выходом на защиту кандидатских и докторских диссертаций, – отмечает Петраков.

Количество публикаций и ученые степени не только повышают статус молодого ученого, но и имеют вполне материальный аспект, объясняет заведующий кафедрой «Материаловедение и физико-химия материалов» Южно-Уральского государственного университета Денис Винник. Рост количества публикаций, повышение цитируемости статей, личного индекса Хирша — это багаж, который повышает вероятность выиграть в разных конкурсах. Количество победителей (это видно по статистике) возрастает, и все больше молодых ученых в ЮУрГУ становятся все более заметны в различных научных областях.

– Например, в 2009 году я выиграл конкурс для молодых ученых, недавно защитивших кандидатскую диссертацию. Такая поддержка дала толчок интересующей меня теме выращивания монокристаллов и в какой-то части содействовала формированию в ЮУрГУ научного направления кристаллических материалов. Кроме того, финансирование проектов по программе Министерства науки и образования Челябинской области в определенный момент оказало значительную поддержку формирующейся научной группе, – рассказывает Винник.

Одним из ключевых инструментов мотивации для молодых ученых он считает решение жилищного вопроса. 

– В нашем регионе была поддержана законодательная инициатива о назначении выплаты в размере одного миллиона рублей молодым ученым на приобретение жилья. В текущем году выплату получат 15 человек. Это отличная мера, однако хотелось бы большей четкости в критериях и процедурах, поскольку сейчас механизм участия остается неясным, — говорит завкафедрой.

Молодым нужны гарантии. Как видно из комментариев менеджмента вузов, они не только в полной мере осознают важность кадрового омоложения своих структур, но и предпринимают значительные усилия в данном направлении. При этом они, как правило, оговариваются, что работы здесь еще непочатый край.

– Однозначно, молодые ученые в возрасте от 23 до 27 лет, особенно аспиранты, чувствуют финансовую пропасть. Объясняется это наличием хорошей материальной базы для активных студентов: ПГАС, именные стипендии, стипендии фондов, особые грантовые программы. После потери статуса «студент» молодой ученый становится в одно конкурентное поле с коллегами старшего возраста, имеющими большие достижения, опыт, звания, а наличия специальных программ поддержки для данной категории молодых ученых несоизмеримо мало. Помимо этого часто в таком возрасте молодые ученые уже не находятся на иждивении, а напротив, имеют собственных иждивенцев, – комментирует председатель Совета молодых ученых Сибирского федерального университета Константин Кистерский.

Если говорить о статистике по регионам, то, как указывает Кистерский, часто встречается практика распределения трудовых мест из-за ограниченности ресурсов – одна ставка делится на двух, четырех или даже десять молодых ученых, что позволяет получать стаж, но материальное вознаграждение за работу ничтожно мало. В текущих условиях полностью сосредоточиться на работе молодого ученого для многих не представляется возможным, замечает ученый СФУ.

– Можно говорить о том, что поддержка молодых ученых в России ежегодно растет. Об этом свидетельствует качественное и количественное увеличение различных конкурсов и программ грантовой поддержки, премий государственного и регионального уровней за достижения молодых ученых. По данным официальной статистики, растет объем финансирования науки в целом. Достаточный ли это объем? Скорее нет, чем да. Однако здесь важны вопрос эффективности расходования бюджетных средств, уровень организации науки и качество управленческих решений, принимаемых в этой сфере, – отмечает Петр Каменский.

По его словам, Совет молодых ученых МГУ систематически предлагает целый комплекс мер по совершенствованию отечественной системы организации науки и поддержки молодых ученых. Например, наиболее эффективным инструментом повышения эффективности подготовки научных кадров представляется введение грантовой системы в аспирантуре. «Этот инструмент является наиболее оптимальным и легко реализуемым, поскольку в России уже накоплен большой опыт грантовых конкурсов», — подчеркивает Каменский. По его мнению, недостаточными темпами растет зарплата молодых ученых, есть и вопросы к ее структуре.

– На текущий момент у подавляющего числа научных сотрудников в стране гарантированная зарплата составляет около 10-30 тысяч рублей в месяц. У многих из них благодаря премиям, надбавкам и грантовым выплатам доход может достигать 200% по региону. Но, например, для Москвы это значит, что отношение регулярных выплат к нерегулярным будет составлять 25% на 75%. Это очень низкий уровень социальных гарантий и безопасности», — полагает ученый.

Вопрос обеспечения жильем — стратегический, продолжает Каменский. По его словам, Совет молодых ученых МГУ обращался к министру науки и высшего образования РФ Валерию Фалькову. «Мы предлагаем при разработке нормативной базы не ограничивать доступ к различным программам (льготной ипотеке, жилищным сертификатам) по признаку ведомственной принадлежности организации, в которой работает молодой ученый, или по наличию жилья в собственности, в том числе когда право собственности возникло за счет уже имеющегося ипотечного кредита. Программы ипотечного кредитования молодых ученых должны предусмотреть возможность рефинансирования уже имеющихся ипотечных кредитов с целью обретения права на получение ипотечного кредита со ставкой порядка 3% годовых – по аналогии с имеющимися программами государственной поддержки иных категорий граждан и семей, – подчеркивает Петр Каменский.





Читайте также: