крым

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

Интервью с фотожурналистом Сергеем Венявским о съемках, проводимых в горячих точках.

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире». ЕвроМедиа Фото: Сергей Венявский. Интервью с фотожурналистом Сергеем Венявским о съемках, проводимых в горячих точках.
Лого ЕвроМедиа

Презентация его книги «Послесловие» о послевоенном Мариуполе состоялась 4 мая в Ростове-на-Дону. А 1 июня в Санкт-Петербурге Сергей передаст электронную версию книги в Центральный государственный архив РФ. Фотожурналист рассказал о своей работе в горячих точках, проектах, выставках и планах на будущее.

С чего все началось?

Практически 20 лет я работал с силовыми структурами. Начал фотографировать теракты, катастрофы еще в 1999 году. Первый мой выезд был на взрыве в Волгодонске. И все так пошло, что я взял за основу журналистской деятельности именно это: террористические акты, чрезвычайные ситуации, локальные конфликты. Хотя до этого был в Чечне. И в феврале прошлого года, когда объявили о начале эвакуации, я понял, к чему все идет, обзвонил коллег, московских работодателей, и сказал: «Я готов». А мне в ответ: «Раз готов, значит 19 февраля поедешь».

Мы переночевали в Донецке и поехали в Мариуполь. Уже по приезде появилось понимание: на дороге разбитые машины, обочины заминированы. Въезд в город, конечно, потряс. Остановились, и я сразу начал работать. В Чечне такого не видел, что было в Мариуполе.

Ожидания оправдались?

Более чем. Когда увидел беременную женщину на 9 месяце, бабушку, которая попросила хлеба. Это страшный пейзаж, но я могу его снять и показать тем, кто не понимает, что здесь происходит.

Как отнеслась к вашему отъезду семья?

Жена Екатерина отнеслась с пониманием. Говорит, что знала, за кого выходит замуж.

«Да, мы это обсудили. Мой опыт не подсказывал, с чем он может там столкнуться. Чтобы это понять, я должна была это пережить. Отпустила как на любую чрезвычайную ситуацию, на которую он выезжал и ранее. С пониманием, с уверенностью, что он со всем справится», — отмечает Екатерина.

В каких городах еще побывали? Что удивило больше всего?

Я был в Донецке, Херсоне, Мелитополе, Мариуполе, Бердянске, Геническе и Энергодаре. В Мариуполе ты можешь ходить спокойно, общаться с людьми. Я практически пешком прошел весь город. Была интересная история: захожу в совершенно разрушенный квартал, люди готовят на кострах, зовут к себе: «мы получили гуманитарку, сейчас угостим».

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

В Херсоне все иначе. По приезде сразу предупредили: по одному не ходить, вечером лучше на улице не появляться. Мы снимали номера с машины, убирали все журналистские и российские признаки. Нам сказали, что там очень опасно. Заходишь в магазин, покупаешь пачку сигарет за рубли и на тебя уже смотрят иначе, начинают говорить, что рубли не принимают, сдачи нет.

В Мелитополе не ощущалось такого, а Бердянск уютный как Сочи или Анапа. Энергодар очень напряженный город. Нас заставляли прятать машины под деревья, чтобы беспилотник не увидел. Везде абсолютно по-разному. Это и пугает, и завораживает.

Был страх получить ранение или умереть? Не думали бросить все и вернуться?

Никогда. Правда, однажды было очень плохо. Я находился в Запорожской области, ехал на машине один, позвонил жене, сказал, что плохо себя чувствую и буду ехать домой. Когда вернулся, отлежался, прошел врачей. Сказали, что это просто усталость мозга.

Я понимал, что случится может все. Я человек верующий, и перед каждой поездкой шел к духовному отцу получать благословение. В каждом месте искал церковь, было интересно отношение к вере. Только в Херсоне наткнулся на неприятие прихожан.

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

Подружился с отцом Гавриилом, настоятелем покровского собора в Мариуполе. Он пустил меня на колокольню, когда шли бои на Азовстали. Я по приезде всегда к нему захожу, привожу что-то. Когда делал книгу «Мариуполь», часть посвятил ему и храму. Это человек, который оказал мне духовную поддержку.

Как пришла идея отснять книгу?

Когда приехал в Мариуполь, сразу пришло две идеи: выставка и книга. Желание собрать все в одно издание приняло физический оборот уже в феврале этого года. Я приехал к другу Святославу Геннадьевичу, генеральному директору издательского дома Проф-Пресс, и он сказал, что поможет.

Книгу делали около месяца. Первый тираж состоял из 25 экземпляров. Дальше хотелось бы напечатать тысячу и больше. Когда я показал книгу впервые, сказали, что это целая летопись города, сказание о Мариуполе за 12 месяцев. Говорят, что ее нужно показывать везде: не только в России, но даже в Вашингтоне, Берлине и Париже.

В книге около 400 фотографий и более 200 страниц. Я знаю историю каждого снимка.

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

Книга не продается, этого нельзя делать. Ее нужно распространять как свидетельство истории. Уже 1 июня электронная и печатная версия попадет в Центральный государственный архив РФ. Сейчас я вручил только несколько экземпляров. Первый отдал автору предисловия, доценту кафедры политологии Мариупольского университета Евгению Рябинину.

Второй экземпляр получил первый заместитель полпреда президента России. Мне было приятно, что он, как представитель государственной власти, принял книгу. Еще 2 экземпляра подарил своим друзьям и спонсорам. Остальные планирую повезти на свои мероприятия, в первую очередь, в Санкт-Петербург.

Что означает обложка книги?

На обложке изображен спасатель МЧС на фоне здания драматического театра. Я попросил руководство МЧС России, чтобы они нашли этого спасателя. Мне пообещали, что он придет на это мероприятие, а я ему, как герою книги, вручу экземпляр.

Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире. Довоенных книг много, послевоенных нет. Это первое издание в России и в мире. Надеюсь, что успею сделать первую книгу про Бахмут. Хочу походить там, пройти его весь, как Мариуполь.

Какие снимки самые ценные?

Девочка на качелях, кот Марик, разбор завалов в драмтеатре, бабушка с собачкой, которая просила хлеб. Очень ценные снимки — именно те, которые я сделал в самом начале, с колокольни Покровского собора, на Азовстали. Незабываемые ощущения: ты стоишь на высоте 60 метров, снимаешь, и над тобой летят снаряды. Я запомнил это на всю жизнь.

Сергей Венявский: «Такой книги, посвященной послевоенному Мариуполю, нет нигде в мире»

Что ждет фотожурналистику?

Сейчас очень изменилось отношение к нашей работе. Огромное количество псевдофотографов. Они не заинтересованы в качестве, им нужна скорость. Но я уверен, что профессия будет жить. В фотографию нужно вкладывать душу, частичку себя, а это умеет только профессиональный фотожурналист. Я вкладываю душу вместе с фотоаппаратом. Чувствую то, что хочу показать.

Очень хочется, чтобы у героев книги все было хорошо. Я был в Чечне, мне звонят с украинского номера. «— Вы Сергей Константинович? — Да. — Вы меня не помните? Это Сергей, вы у меня брали интервью в Мариуполе возле драматического театра. А знаете, что вы мне помогли? Ваш репортаж, вероятно, кто-то увидел. Вы изменили мою жизнь. Если бы я вас не встретил… А сейчас у меня все хорошо. Я вам очень благодарен».

Для меня это был шок. Жена тоже удивилась. Человек позвонил и поблагодарил. Это очень приятно для журналиста.

Автор: Роман Соловьев.

Читайте также:


В Ташкенте прошла выставка архивных документов «Память — вечна, ценность человека — священна»
Отраслевой журнал «Вестник» подвел итоги года в новом выпуске программы «Отраслевая повестка. Строительство»
В Узбекистане к очередной годовщине Победы вышла книга «Письма солдат»
Спустя 80 лет стихотворение узбекского солдата, посвященное реке Дон, впервые переведено на русский язык
Инвесторы ВТРК «Эльбрус» должны реализовывать комплексный подход к благоустройству общественных пространств курорта
«Строим из своего»: стартовала реализация медиапроекта отраслевого журнала «Вестник» и Минстроя России
В России будет создана сеть университетских кампусов мирового уровня
Акцент в строящемся жилье сместился на малогабаритные квартиры